Вторник
21.11.2017
22:24
Block title
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Новые файлы
[03.11.2017][Библиотека.]
В. И. Шкуро. Участие горцев-добровольцев Кубанской области в русско-турецкой войне 1877–1878гг. (0)
[24.08.2017][Архивные документы.]
Приговор жителей селения Понежукайского об опеке над имуществом сирот Тлехурай. (0)
[24.08.2017][Архивные документы.]
Рапорт о жительницах аула Эмукай Хацац и Куцац. (0)
Новое в форуме
  • Некоторые исторические факты. (5)
  • Участники Белого движения из Ассоколая. (0)
  • Жертвы политических репрессий. (2)
  • Новые статьи
    [10.05.2017][Статьи на русском.]
    Есть чем гордиться. (0)
    [11.10.2016][Статьи на русском.]
    Хаджибеч и Лелюх Анчоки (0)
    [23.09.2016][Статьи на русском.]
    Ему дано «приходить, видеть, побеждать»! (0)
    Аскъэлай
    Аскъэлай

    Аскъэлай (аул Ассоколай)

    Мафоко Урысбий - одинокий воин.

                                                                                        
     
     Мафоко Урысбий.
      
     
          Когда-то он ходил по этим улицам, не таким широким как ныне, а более извилистым и узким. Статный, мужественный и непокорный Урысбий Мафоко, чья жизнь есть реальность, окрыленная легендой, память о котором имеет особенность не угасать, теплится и в дни противостояния добра и зла, вспыхивает по-новому ярко и ясно, показывая, каким должен быть человек, рожденный богом на земле.
    Какой был в жизни ассоколайский Робин Гуд? Да и был ли он Робин Гудом? В отличие от этого героя, Урысбий Мафоко не грабил богатых на большой дороге, чтобы потом отдать награбленное бедным, Мафоко служил другому - он не давал грабить бедных богатым. Это его кредо, благодаря которому он остался в памяти народной.

     
          … Урысбий Мафоко направлялся из предместий аула Джиджихабль в родной аул Ассоколай. Находившийся поблизости на охоте князь Джеджуко вместе со свитой увидел его и дабы нанести оскорбления именитому мужу, выехал на встречу.
     - Урысбий, сын собаки, дай мне дорогу! - приказал Джеджуко.
     - Так возьми ее, - ответил Мафоко, набросил на князя аркан и поволок его.
    Оторвавшись от свиты на расстояние одного выстрела, Урысбий связал Джеджуко, положил на коня и поскакал в Джиджихабль. На въезде Джеджуко взмолился: «Я ведь князь, Урысбий, не ввози меня в мой аул связанным». Урысбий же был непреклонен, он подъехал ко двору Джеджуко и перебросил его через забор, сказал слугам: «Ваш князь устал, у него помутился разум, дайте ему отдохнуть».
    Поступок этот для феодальной Черкессии был из ряда вон выходящим. Слава о простом крестьянине из Ассоколая, обрастая новыми подробностями, распространялась все дальше и дальше.
     
         Урысбий Мафоко был наездником, обладавшим высочайшей техникой горцовки. Сказывают, что на лошади он мог стрелять из любого положения. Мафоко был отличным охотником. Именно на охоте он второй раз сталкивается с князем Джеджуко. Как-то с братом Шаушау Урысбий убивает кабана, выскочившего из чащи. Вслед ему появляется один из байколов князя Джеджуко.
    - Как посмел ты, выродок собачий, - сказал он, - застрелить кабана, которого затравил князь.
    - Так защищай же добычу князя, - ответил Урысбий и направил ружье на байкола.
    Из леса выехал Джеджуко со свитой.
    - Что случилось? – спросил он.
    Перепуганный байкол поспешил к Джеджуко.
    - Уважаемый, я поинтересовался у Урысбия не он ли прикончил зверя, - торопливо отвечал байкол, а Урысбий чуть не прикончил меня.
    - Это ваш кабан? – вступил в разговор Мафоко.
    - Наш! – ответили байколы, заискивая перед князем.
    - Я бы его охотно воскресил, чтобы посмотреть, как вы справитесь с ним, - ответил Мафоко. – Справились бы, охотно отдался вам в руки, нет – в мои руки должен был бы предаться ваш князь.
    Джеджуко побледнел от дерзости Урысбия.
    - Я думаю, что и мы легко добили бы зверя, - ответил Джеджуко. – Раз уж не сделали этого, пусть добыча будет их.
     
         Была у витязя и любовь. Девушка Кутас из знатного бжедугского рода, наслышанная о непреклонной воле и мужестве Урысбия Мафоко, полюбила его. Увлекся ею и Урысбий. Когда же ему отказали в сватовстве, он увез Кутас и сделал ее своей женой. У них было два сына. Они-то и продолжили род Мафоко, Беретарей, уже в Казанукае, куда именитый муж переселился позже. Слава о справедливом и гордом тфокотле Урысбие Мафоко перешагнула границы Бжедугии. Она вызывала злобу и ненависть князей и орков. Так, князья-братья Хакушумуко, принадлежавшие к знатному темиргоевскому роду, надумали погубить Урысбия. Они решили угнать скот бедняков аула Ассоколая, тем самым, выманив Урысбия в чисто поле, убить его. Когда дело было сделано, скот окружен двенадцатью орками, братья остановили старуху-ассоколайку, шедшую из леса с хворостом и сказали, чтобы она передала весть об угоне скота Урысбию Мафоко. Он догнал их на полпути и в неравном бою убил двух братьев-князей Хакушумуко и отбил аульский скот. Через несколько дней после этого трагического события в Темиргое был большой джегу, на котором присутствовал один из наиболее мужественных и коварных адыгских князей Дыж. Увидев на свадьбе бледную и грустную девушку – княжну, он поинтересовался о причине ее печали.
    -Урысбий Мафоко убил двух ее братьев, - пояснили князю. Дыж подозвал девушку и дал ей слово отомстить.
    С полусотней всадников он тут же покинул джегу и направился в Ассоколай с намерением пленить Урысбия и доставить его девушке. Они окружили дом ассоколайца. Спешившись и постучавшись в дверь, орки прострелили открывшему дверь Урысбию руку, и она повисла плетью. Прикрыв дверь, Урысбий принял из рук Кутас ружье и вступил в поединок. Ни одна пуля не прошла мимо цели. Много темиргоевцев полегло во дворе. Вступил в сражение и младший брат Мафоко Шаушау. Он набросился на Дыжа с кинжалом и когда Урысбий увидел, что его младшему брату грозит гибель, ибо его окружали орки, он сам бросился к нему. Обрадовавшийся тому, что Урысбий владеет только одной рукой, Дыж поспешил ему на встречу. Но не тут-то было. Выхватив кинжал, Урысбий вонзил его в сердце князя. Отступившие темиргоевцы увели с собой красавицу Кутас. Сказывают, что она предпочла позору надругательства над собой смерть – заколола себя.
     
          Имеется продолжение и у этой истории. Один из сыновей Урысбия, нанявшись телохранителем к богатому турецкому торговцу, много ездил с ним по Турции. Однажды они остановились на ночлег в одном из селений. Сын Мафоко немедля признал в хозяевах приюта двух сыновей Дыжа. Признали и они своего кровника в парне, преступившем их порог, не сняв оружия. Не зная, как с ним поступить, сыновья Дыжа обратились за советом к матери. «Прежде всего, он ваш гость, - сказала им мать. И потом, не Мафоко пришел в наш дом убивать вашего отца, а ваш отец сделал это. Он же и повинен в смерти жены Урысбия». Сказав это, мать попросила сыновей призвать сына Урысбия. Когда тот переступил порог, сказала молодым: «Пусть не будет более между вами вражды и желания пролить кровь друг друга. Мать твою, молодой Мафоко, не воскресить этим, как и не воскресить отца двух моих сыновей». Согласившись с решением пожилой женщины, молодые разошлись.
     
          Многое из пересказанного было в периодической печати, в литературе, в научных изысканиях, кое-что из этого храниться только в памяти народной, передаваясь из уст в уста. Одно не оставляет сомнений, что Урысбий Мафоко был яркой личностью, на определенном промежутке времени в нашей истории, носителем и воплощением свободолюбивых идей народа, его стремлений к равенству и социальной справедливости.
          К сожалению, народ, поднявший и возвеличивший своего героя, стал уставать от его противостояния со знатью, противостояния, которое не находило выхода и несло не мало бед народу же. Он отмежевался от своего одинокого воина. Урысбию Мафоко ничего в этом случае не оставалось как покинуть растерзанное дыжевцами жилище, аул, где он потерял любимую женщину, не найдя поддержки от людей, которым он сделал столько добра, во имя которых пострадал. Обида и горечь послужили для него поводом для переселения в аул Казанукай.

          И все же в Ассоколае помнят и чтут память о Мафоко Урысбие. В скором времени в центре аула будет поставлен ему памятник. Урысбий предстанет взору людскому в центре аула на горячем коне.
         ... Урысбий Мафоко возвращается в свой аул, возвращается, чтобы уже никогда не расставаться с ним.

     
     
    А. Кушу. "Единство",  28 марта 1995 г.